17 ноября 2013 г.

Суд над Вейрами

Немного истории,  колдовства, и судебном процессе


В марте 1670 года в канцелярию адиноургского городского суда ворвался седой всклокоченный старик. Он громогласно требовал, чтобы его немедленно арестовали, ибо он преступник и страшный грешник, которому не место среди христиан! И поведал, что повинен в прелюбодеянии, кровосмешении, педофилии, скотоложстве, богохульстве и колдовстве.

Поначалу профос (судебный исполнитель) мистер Джеймс Маккензи чуть не расхохотался, поскольку старик, болтавший про себя такие ужасы, был не кто иной, как майор Томас Вейр был одним из уважаемых граждан столицы Шотландии, в жизни которого, по общему мнению, нельзя было обнаружить ни единого темного пятна. Родился он в добропорядочной буржуазной семье в городе Ленарке. В 1641 году служил в должности офицера пуританской шотландской армии, в годы Гражданской войны зарекомендовал себя храбрым, умелым воином и убежденным оппозиционером. Затем, уже в звании майора, командовал отрядами, защищавшими Эдинбург. Позже стал главным инспектором государственной почты, членом парламента и одним из столпов пресвитерианской общины, причем верующие почитали его едва ли не святым.

Маккензи отказался арестовать Вейра: он решил, что старик не в своем уме. Тот продолжал настаивать, и профос послал к нему домой врачей, чтобы они освидетельствовали престарелого «грешника». Консилиум из пяти медиков признал Томаса Вейра абсолютно вменяемым. У Маккензи не осталось иного выхода, как арестовать несчастного и отправить на дознание. В результате майору было предъявлено обвинение из четырех пунктов:

1. Попытка изнасиловать его младшую сестру Джейн в день ее десятилетия, и последующее постыдное сожительство с ней с момента исполнения шестнадцати лет.

2. Постыдная связь со своей приемной дочерью Маргарет Бурдон.

3. Случайные сексуальные связи и незарегистрированное сожительство с прислугой Бесси Уимс, которая служила в его доме в течение 20 лет.

4. Многочисленные сексуальные контакты с животными: кобылами и коровами.

Обвинение в колдовстве против Вейра не выдвигалось — его приберегли для сестры майора. А Джейн то и дело подливала масло в костер, рассказывая все новые и новые истории о всевозможных добрых духах - верных помощников по хозяйству и прядильному ремеслу. Рассказывала о своих встречах с ведьмами и некромантами, как продала душу дьяволу. Сообщила она и о том, что в 1648 году ездила с братом на шабаш в Муссельбург в карете, запряженной шестеркой огненных коней. И о том, как они регулярно посещали шабаши на Оркнейских островах, летая туда верхом на трости майора, вырезанной из терновника и украшенной диковинными головами, — эту трость Джейн называла волшебной палочкой...

Сам майор утверждал, что дом его полон литературы по черной магии и всевозможных предметов, необходимых для колдовства. Правда, при обыске ничего не нашли, но Вейр заявил, что дьявол забрал его библиотеку в пекло, когда узнал, что майор хочет отречься от него и понести заслуженное наказание. Обнаружили, правда, терновую трость, при виде которой с бедолагой случился истерический припадок, и прялку Джейн со странными знаками, которые позволяли предположить, что ее использовали в качестве гадательного колеса...

Поскольку в основу обвинения легли только свидетельства самого майора и его сестры, мнения участников следствия разделились. Одни считали Вейров бесспорно виновными и особо подчеркивали, что эти двое сделали признание абсолютно добровольно, без всякого принуждения, и по существу сами возбудили против себя дело. Другие, несмотря на мнение врачей, утверждали, что Вейр к старости попросту свихнулся, сестрица же его всегда считалась местной сумасшедшей...

Но когда дело стало достоянием гласности, появился ряд свидетельских показаний. Так, золовка майора Маргарет рассказала, что как-то заметила Томаса и Джейн, лежащими нагими в амбаре на Викет-Шоу.

Томас Вейр признавался в скотоложстве с кобылой — и оказалось, что некая Мэри Тэсс видела его за этим занятием и даже несколько раз писала жалобу в муниципалитет, но ответа властей так и не последовало.

Всплыла история городского сапожника Генри Хингеля — Вейр пытался соблазнить его двенадцатилетнего сына. Родители подали жалобу, но им тоже никто не поверил. Майор начал преследовать семью угрозами, и Хингели, эмигранты из Фландрии, жившие в Шотландии на птичьих правах, вынуждены были продать мастерскую и покинуть город.

Более того, выяснилось, что еще до Гражданской войны на молодого Томаса Вейра было наложено церковное покаяние. Стража задержала его ночью у городской виселицы, когда он пытался отрезать руку и язык у повешенного накануне преступника (эти части тела удавленника в те времена считались незаменимыми атрибутами черного колдовства).

9 апреля 1670 года большинство судей признали Томаса виновным по предъявленному обвинению. По делу Джейн судьи вынесли приговор единогласно.

11 апреля майор Вейр был повешен, а тело его сожжено в поле неподалеку от Эдинбурга. 12 апреля на Эдинбургском Зеленом рынке повесили Джейн.

Дом Вейров на Бау-стрит простоял незаселенным более 150 лет. Историк Роберт Чамберс в 1825 году писал, что люди не раз видели, что в доме Вейров, совершенно безлюдном со времен казни своих хозяев, в полнолуние наполнялся светом и из окон слышались звуки музыки. Некоторые соседи свидетельствовали о том, что слышали из дома вой и шум, производимый прялкой. Были и такие очевидцы, кто видел призрачного майора Вейра, выходящим из дверей своего дома и седлающего обезглавленную черную лошадь.

В конце XVIII века некая бедная супружеская пара соблазнилась низкой арендной платой и, к удивлению всего города, вселилась в проклятый дом. Однако на следующее утро супруги сбежали, не дав никаких объяснений. Дом Вейров снесли около 1830 года, а перед этим его осматривал Вальтер Скотт, предлагавший сохранить здание как исторический памятник.

В начале XIX века всплыли и другие реликвии, связанные с процессом Вейров, колесо прялки Джейн и трость майора.

По сей день, у историков нет однозначного ответа на вопрос, были Томас и Джейн сумасшедшими стариками, оговорившими себя в приступе безумия, или настоящими сатанистами? И все же суд над Вейрами является исключением из всех ведьмовских процессов, поскольку на протяжении многих веков не было больше ни одного случая, чтобы человек добровольно, без всякого давления признался в служении силам зла и требовал для себя жестокого наказания.


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Понравился пост, поделись с друзьями!
Нравится

12 комментариев:

  1. Ответы
    1. Это не наговор, это история:)

      Удалить
    2. да плевать уже на историю - неужели люди на самом деле так доносили, ведь это же еще выдумать нужно, просто страшно

      Удалить
    3. Какой бы не была история, плевать на нее нельзя, на то она и история, какой бы страшной она не была....

      Удалить
    4. ну люди кажется всегда приспосабливались под обстоятельства, а уж доносить умели и лихо во все века

      Удалить
    5. Уж в этом и не стоит сомневаться:))

      Удалить
  2. Да уж, изврат и колдовство тянуться из глубины веков. Достаточно почитать Ветхий завет и вспомнить инквизицию. Вообще меня всегда поражало, почему католики, люди верующие во Христа, прибегали к таким жутким пыткам.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Быть может такими пытками они пытались предупредить тех, кто был только в начальной стадии совершения противозаконных действий, в назидание так сказать....

      Удалить
  3. Честно говоря даже и не знал об этой истории. Меня интересует, почему Томас Вейр заявил на себя, что его подтолкнуло к этому? Жалко, что мы об этом не узнаем никогда. Столько времени прошло.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Быть может помутнение рассудка, заставило старика признаться в своих деяниях, но как вы точно подметили, мы никогда об этом не узнаем)

      Удалить
  4. Из истории не совсем понятно, проснулась ли у Вейров совесть в старости или же просто они действительно спятили, возможно, умопомешательство стало следствием какого-либо инфекционного заболевания центральной нервной системы... С одной стороны, в те времена охотно верили во всякие сказки на религиозной почве - все красивые девушки непременно были ведьмами, а люди с физическими недостатками считальсь какими-то демонами. А с другой стороны - дыма без огня не бывает.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Мое мнение, у старика в явной степени было помутнение рассудка, плюс время, в котором верили в чертовщину.

      Удалить